Вернуться к обычному виду



Бобылов Юрий. КАПИЦА, СТАЛИН И БЕРИЯ: КОЛЛИЗИИ АТОМНОГО ПРОЕКТА СССР

  

Бобылов Юрий. КАПИЦА, СТАЛИН И БЕРИЯ: КОЛЛИЗИИ АТОМНОГО ПРОЕКТА СССР

КАПИЦА, СТАЛИН И БЕРИЯ: КОЛЛИЗИИ АТОМНОГО ПРОЕКТА СССР! (История фундаментальной науки повторяется, уже вызывая к жизни новое СЕКРЕТНОЕ "СВЕРХОРУЖИЕ")

(Неожиданные коллизии обыденной личной жизни вызывают почти секретные оборонные ассоциации)

1. СНАЧАЛА КРАТКАЯ СПРАВКА ИЗ ВИКИПЕДИИ (https://ru.wikipedia.org/wiki/Капица,_Пётр_Леонидович)

Пётр Леонидович Капица (26 июня (8 июля) 1894, Кронштадт — 8 апреля 1984, Москва) — русский и советский физик, инженер и инноватор.
Видный организатор науки. Основатель Института физических проблем (ИФП), директором которого оставался вплоть до последних дней жизни. Один из основателей Московского физико-технического института. Первый заведующий кафедрой физики низких температур физического факультета МГУ.
Лауреат Нобелевской премии по физике (1978) за открытие явления сверхтекучести жидкого гелия, ввёл в научный обиход термин «сверхтекучесть». Известен также работами в области физики низких температур, изучении сверхсильных магнитных полей и удержания высокотемпературной плазмы. Разработал высокопроизводительную промышленную установку для сжижения воздуха на базе турбодетандера. С 1921 по 1934 год работал в Кембридже под руководством Резерфорда. В 1934 году, вернувшись на время в СССР, был насильно оставлен на родине[14]. В 1945 году входил в состав Спецкомитета по советскому атомному проекту, но его двухлетний план реализации атомного проекта не был одобрен[15], в связи с чем он попросил об отставке, просьба была удовлетворена. С 1946 по 1955 годы был уволен из государственных советских учреждений, но ему была оставлена возможность до 1950 года работать профессором в МГУ им. Ломоносова.
Дважды лауреат Сталинской премии (1941, 1943). Награждён большой золотой медалью имени М. В. Ломоносова АН СССР (1959). Дважды Герой Социалистического Труда (1945, 1974). Действительный член АН СССР. Действительный член Лондонского Королевского общества (1929) и член Леопольдины (1958).

2. ТАЙНА ВОЗВРАЩЕНИЯ ПЕТРА КАПИЦЫ ИЗ ВЕЛИКОБРИТАНИИ В СССР

Из воспоминаний дочери легендарного советского атомного шпиона Абеля-Фишера Эвелины (см.: Долгополов Н.М. Абель-Фишер. 2-е изд. //М.: Молодая гвардия, 2011, с. 104):
«…Приказали ему выполнить задание самого товарища Сталина: вернуть Капицу на Родину. Сначала ничего не выходило, хотя и письма Капице из Москвы писала, и посланцев всяческих засылали. Но Капица в СССР и не собирался. Понимал, к чему у нас катится. И вождь прикрикнул, чтобы вернули, а повесили на папу. Для него задание не типичное: со своими, с советскими, он не работал.
Петра Леонидович в Англию уехал в начале 1920-х. Талантливый и молодой, он понравился уже тогда великому Резерфорду (прим.: 1871-1937, английский физик, один из создателей учения о радиоактивности и строении атома, лауреат Нобелевской премии в 1908 г.), и тот взял его к себе в лабораторию: не куда-нибудь – в Кембридж. Карьера блестящая, многообещающая. Какая Москва, когда уже приходила к Капице всемирная известность. Но отец рассказывал об этом без всякой радости и гордости, уговорил. Встречался, нажимал на то, что ждет Петра Леонидовича Капицу в Москве огромная и захватывающая работа над новым и амбициозным делом, может, нечто, связанное с атомом? У отца получилось. И отношения какие-то сохранились. Хотя Капицу за границу больше не выпускали. Догадался он потом, не догадался, кто же такой поживший в СССР инженер Вилли Фишер? Кто знает.
Но был период в 1939-м, точнее 31 декабря 1938-го, когда папу выперли из органов, и он сначала вообще без работы, а потом два года – на заводе. Тогда, до 1941-го у нас дома в Москве фамилия Капицы мелькала мелькала в связи с переводами. Конечно, они были знакомы. Капица, который никого не боялся, был связан с Патентным бюро, и папа через негог получал переводы. Отец сидел без работ ы, это очень помогало. Папу это исренне радовало и удивляло. Многие от него тогда отвернулись. Но не Капица.»

3. ПЕТР КАПИЦА И ЛАВРЕНТИЙ БЕРИЯ В СЕКРЕТНОМ АТОМНОМ ПРОЕКТЕ

Ныне многие в России признательны историку и журналисту Елене Прудниковой за воссоздание положительного облика Л. П. Берия, оклеветанного коварным политиком сталинских времен Н.С. Хрущевым.
Есть тайная правда о создании первой в СССР атомной бомбы и целой наукоемкой атомной промышленности под непосредственным участием и личном инженерном интересе Лаврентии Павловиче Берия. Этот умный и деятельный человек не хотел работать с И.В. Сталиным и курировать НКВД СССР.
Цитата от Е. Прудниковой:
«Лаврентий Павлович Берия является одним из самых известных и одновременно самых неизвестных государственных деятелей России.Мифы, ложь и клевета в его адрес едва ли не превышают количество помоев, вылитых на имя Сталина».
В этом смысле Берия не менее феноменальная личность, чем Капица. Он был одновременно главным чекистом и выдающимся руководителем в области укрепления обороноспособности СССР, при этом одним из самых неизвестных государственных деятелей СССР.

4. ТЕПЕРЬ НАЧИНАЕМ РАЗГОВОР О ТОМ, ЧТО НАПИСАЛ ПИСАТЕЛЬ Д. ГРАНИН О П. КАПИЦЕ

Утром 18 ноября 2017 г. я неожиданно получил письмо с текстом Д. Гранина. Однако это не от самого писателя, а от некого блогера.
Ниже текст:
«Д. ГРАНИН О П КАПИЦЕ
Источник: Гранин о П. Капице - Efim Bogomolny efimbog.livejournal.com›1292278.html
«Когда-то я написал очерк о Капице, приводил байки о нем,
институтский фольклор. В его поведении было много необычного, своеобразного, человека, воспитанного Резерфордом и английской университетской жизнью. Публиковать не решался без его ведома.
Только после его смерти я напечатал этот очерк. Позднее мне кое-что добавил Сергей Капица. По его совету я прочел письма Петра Леонидовича Сталину, Молотову и прочим начальникам.
Поразительно, что существовала эта переписка одного из самых свободных людей России с ее деспотом. Она впечатляет. Отчаянно , опасно-искренняя. Представить не мог, что Капица позволял себе и что позволяли себе сталинисты по отношению к великому ученому!
Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась. Письма эти плюс еще 70 писем Молотову, свыше сотни другим небожителям — опубликованы.
Увлекательное чтение. Личность Капицы предстает единственным в своем роде феноменом в годы Большого Террора. Безоглядно смелые, никакого поклонения, наоборот, он даже позволял себе поучающие сравнения. Осуждал действия высших чиновников, всегда конкретно, поименно. Начиная с первого же письма 1 декабря 1935 года, с первой же строчки:
«Товарищ Сталин». Ни тебе «Глубоко уважаемый!» или «Дорогой… Любимый…» и т. п. Никаких расшаркиваний, сразу к делу: информация о том, как за ним ходят агенты, о том, как его уговаривали написать, что он добровольно остался в СССР, не захотел возвращаться в Англию. Он не стесняется назвать такое извращение — свинством. Он пишет, что не привык к недоброжелательству, которое встречает здесь, в СССР. Письмо за письмом — обращение только «товарищ Сталин». Что бы он ни предлагал, за кого бы ни просил, то же сухое начало.
Просил за арестованного академика Фока, замечательногоИфизика-теоретика: «Арест Фока есть акт грубого обращения с ученым… Таких ученых, как Фок, у нас немного», и дальше он сравнивает это с тем, как фашисты изгнали из Германии Эйнштейна. Пишет в 1937 году, в разгар Большого Террора. Спустя полгода он негодует по поводу ареста физика Ландау. И в том и в другом случае письма, как ни удивительно, — подействовали, ученых выпустили. С этого началось его противостояние Берии.
(Примечание  от Бобылова Юрия. В эти годы НКВД руководил Н. Ежов, а Лаврентий Берия был назначен вместо него лишь осенью 1938 г.)
Дальше пуще. Возмущенно приводит факты хамского отношения Берии к ученым, к самому Капице. В одном из писем, дав уничтожающую характеристику Берии — невежде, мстительному, злому человеку, Капица тут же просит Сталина ознакомить Берию с этим мнением, он не хочет жаловаться за глаза, он готов к открытому разговору. Такого по отношению к всесильному чекисту еще никто не позволял. Некий Суков, который тормозил метод производства кислорода,разработанный Капицей, был назначен заместителем Капицы по главку. Умышленно! Берия последовательно травил ученого.
Мстительность помогала Берии сохранить лицо. Высокомерие Капицы было невыносимо его властолюбию.
Хочется думать, что Капица дал понять Берии «кто есть кто». Что на самом деле есть власть в сравнении с талантом. Даже та страшная власть. Берия вызывал Капицу к себе через секретаря. Между тем, пишет Капица, когда было решено привлечь Менделеева к работе в
Палате мер и весов, председатель правительства России Витте сам приехал к нему просить согласия.
В своих письмах Капица то и дело приводит исторические примеры. Он прямо указывает Сталину, что поскольку вдохновлять ученого деньгами нам не под силу, не то что в капиталистической Америке, надо хотя бы отдавать ему должное, как отдают Патриарху. «Это еще Бэкон заметил в своей „Новой Атлантиде“. Поэтому пора товарищам типа Берии начинать учиться уважению к ученым».
В 1949 году Капицу сняли с заведования кафедрой в университете за то, что он не был на заседаниях в честь 70-летия Сталина. Его хотели выбрать в Президиум Академии наук, но в ЦК Суслов сказал, что надо воздержаться, и воздержались. Хотели сделать его членом Ученого совета Московского университета, и это запретили. Берия вскоре добился своего, Капицу отовсюду уволили. Сняли с работ по кислороду, необходимых стране. Отменили присужденную Академией наук Сталинскую премию. Конечно, Берия, в конце концов, Капицу бы упек.Сталин, хорошо зная своего сатрапа, предупредил: «Я тебе его сниму, но ты его не трогай».
Пришлось отступиться. Капица лишился института и тогда устроил лабораторию у себя на даче. Институт и друзья ему помогали тайком, боязливо, он — опальный ученый, он — противник главного сатрапа. Ничего подобного в истории России не было. Он с сыном работал в сарае на даче и продолжал писать Сталину. Вероятно, Тогда это была единственная возможность уцелеть. Тон его писем Сталину не меняется, не появилось в них ни покорности, ни отчаяния.
В одном из писем Капица дает убийственную характеристику сталинскому окружению. «Товарищи Берия, Маленков, Вознесенский ведут себя в Особом Комитете как сверхчеловеки. В особенности тов. Берия. Правда, у него дирижерская палочка в руках… У тов. Берии основная слабость в том, что дирижер должен не только махать палочкой, но и понимать партитуру… Я ему прямо говорю: „Вы не понимаете физику, дайте нам, ученым, об этих вопросах судить…“ У меня с ним совсем ничего не получается».
Несколько раз Берия назначал принять Капицу, потом отменял. Похоже, как считал академик, Берия дразнил его, пробуя вывести из себя. Отношения становились все хуже. Согласие, заявлял Капица, возможно только на равных началах. Его нет. Капица заключает свое письмо просьбой: ознакомить с этим письмом тов. Берию, «ведь это не донос, а полезная критика. Я бы сам ему это сказал, да увидеться с ним очень хлопотно».
Он понимал, что лишь ухудшает свое положение, но что поделать, если он привык действовать открыто, не пряча своего мнения. Капицу не только уволили из института, но закрыли и направления его работ, пошли на заимствования немецких результатов. Доказать пагубность такого решения он не смог. Его не слушали, не отвечали. Как будто он играл на скрипке перед глухонемыми.
В своих письмах Капица позволяет себе, казалось бы, недопустимое по отношению к «корифею всех наук», «великому учителю человечества», как только ни изощрялись ревнители культа: «Вот прошло 27 лет после революции, мы много построили, много освоили, а как мало своего крупного мы внесли в технику! Лично я могу назвать только одно крупное достижение наше — это синтетический каучук. Это достижение действительно мирового масштаба, тут мы были вначале впереди, но, к сожалению, сегодня нас уже обогнали и Америка, и Германия. Как мало мы сами чувствовали и чувствуем значение этого крупнейшего достижения! Академик Лебедев, пионер и создатель, должен бы быть национальным героем, а он после поездки в жестком схватил сыпной тиф и умер в 1934 году. Это позорнейший для нас случай. Нужно прямо сказать, что в капиталистической стране если Лебедев погиб бы, то, вероятно, в своем салон-вагоне и при крушении своего поезда». Капица не боится обвинить сталинский режим «в хамском» обращении с национальными гениями. Они штучное, редчайшее создание природы. Их у нас было совсем немного за всю историю России. Тех, кому человечество обязано своей цивилизацией. Если не считать Капицу, то кто же?Менделеев, Вавилов Николай, Вернадский, Капица, Ландау, Павлов, Эйлер, Колмогоров, Арнольд… Могила Ньютона находится в Вестминстерском аббатстве. В эпитафии написано: «Пусть смертные радуются, что существует такое украшение рода человеческого». Могила Эйлера в Петербурге, в Александро-Невской Лавре. Скромнейшая, если не сказать бедная. Мало кто ее знает. Во дворе Математического института стоит маленький бюст Эйлера — вот и вся дань России своему мировому гению. Писателям, полководцам воздаем, а вот ученым — до этого дорасти никак не можем. Памятники в России ставит власть, может, все дело в том, что у нас она малограмотна, даже получив высшее образование, не хочет считаться интеллигентной, стыдится этого сословия.
Капица поучает Сталина, и тот терпит — вот что удивительно. «Рано или поздно у нас придется поднять ученых до патриарших чинов». Без этого, убеждал он, энтузиазма не будет. Он прав — наука движется энтузиазмом. В течение всех 15 лет переписки Капица не позволяет себе ни малейшего угодничества. Никаких восхвалений, комплиментов, ничего похожего на обязательные тогда изъявления преданности, восторги перед мудростью знатока всех наук. Наоборот, он не умаляет собственной значимости в науке, не боится пояснять Сталину особенности работы ученого, я бы даже сказал, наставлять вождя. Мол, государственному деятелю необходимо «умение различить бесплодного фантазера, ловкого шарлатана и настоящего ученого» — не имея возможности вникнуть в существо вопроса. В апреле 1946 года Капица получает письмо от Сталина: «Все ваши письма получил. В письмах много поучительного — думаю как-нибудь встретиться с вами и побеседовать о них». Встреча не состоялась. Напрасно Капица ждал. До этого Сталин позвонил М. Булгакову и тоже выразил желание встретиться. И Булгаков тоже не дождался. Результат, однако, был, его приняли на работу помощником режиссера во МХАТ. Меньшей должности там не было для автора «Дней Турбиных». При этом Сталин посетил пятнадцать спектаклей булгаковской пьесы. Пятнадцать раз! Такого упорного зрителя не имел, вероятно, ни один мхатовский спектакль. Пятнадцать раз — он знает каждый жест, реплику. Ничего нового. Чего смотреть? Зачем он снова и снова приезжает?
У меня есть предположение — странное, но ничего другого я не мог найти. Возможно, Сталину хотелось побыть в среде совсем иной, чем его соратники, вся эта трусливая шваль, готовая пресмыкаться, поддакивать любому его слову. Устал он от них. В сущности, он никогда не бывал в обществе русских воспитанных, порядочных людей.
Переписка с Капицей давала общение с прямодушным человеком, с любопытной породой умников-дон-кихотов, тем более капиталистического изготовления. Вряд ли Сталин собирался лично встретиться с ним, а вот посулить — почему бы нет, пусть мечтает. Всю жизнь он избавлялся от прямых контактов с умниками. Письма Капицы были непривычно откровенны, выдавали мощный ум и никакого благоговения. Творческий дар уменьшает страх и увеличивает смелость. Происходит это само собой. Можно вспомнить гневные письма Короленко Луначарскому, письма И. П. Павлова Молотову в 1934 году. Ныне,спустя восемьдесят лет, они выглядят еще смелее:
«Вы сеете по миру не революцию, а с огромным успехом фашизм, — писал Павлов. — До Вашей революции фашизма не было… Я более всего вижу сходство нашей жизни с жизнью древних азиатских деспотий».
Сталину ничего не стоило сохранить Капицу директором института. Нет, он сказал Берии: «Я тебе его отдам».
И отдал.»

5. МОЙ БЫСТРЫЙ ОТВЕТ НА ПРИСЛАННОЕ ПИСЬМО

В последние годы мне пришлось поработать научным сотрудником в Российском государственном геологоразведочном университете «МГРИ-РГГРУ», который имел большое и секретное урановое прошлое, занимаясь геологией урановых месторождений, добычей урана и подготовкой кадров для атомного проекта и далее Минсредмаша СССР. Мне пришлось углубиться как в урановую, так и атомную тематику. В части последней, признаюсь,я  имел в 80-е годы служебные научно-организационные контакты с руководством Минсредмаша по линии бывшей кремлевской Военно-промышленной комиссии.
Отмечу свои научные статьи, которые можно найти в Интернете:
1) Бобылов Ю.А. Атомная разведка СССР и организующая роль Л.П. Берия. – Атомная стратегия XXI. – 2011, № 56 и 57;
2) Бобылов Ю.А. Берия выбирал Дело. – Атомная стратегия XXI. – 2015, № 102.
(Кстати, 3 моя статьи о Л.П. Берия были даны на «КОНТ» в середине 2016 г.)
Текст от Д. Гранина производит сильное впечатление в связи со сложной и порой трагической историей оборонной науки в тоталитарном и также коммунистическом СССР.
В Интернете появилось несколько критических отзывов на текст Л. Гранина.
Моему уважаемому иностранном адресату был вынужден ответить так:
«Я кое-что посмотрел в своей библиотечке по атомной разведке Л.П. Берия. В работе по созданию атомной бомбы очень многое сыграл именно шпионаж, к документам которого был допущен в здании (!) на Лубянке только И. Курчатов, но не П. Капица. Шпионская атомная эрудиция Курчатова. вызывала у Капицы личное раздражение как ученого. Кроме того, И. Курчатов был ехидным и над научным интеллектом П. Капицы часто подшучивал. Вообще Берии было сложно руководить этой ученой командой. Ближе к 1945 г. И. Сталин стал даже не доверять Берия, который говорил, что все идет "нормально". В 1945 г. П. Капица уже знал о реальных достижениях И. Курчатова по атомному проекту. Однако он, как "физик-западник", презирал идеологию коммунизма и деспотию Сталина. Также П. Капица опасался геополитических и военных последствий массового производства в СССР атомных бомб. И здесь он, наконец, сам подал заявление об уходе из штата Спецкомитета в "чистую" науку АН СССР. Эти многолетние коллизии в поСмюведении Капицы вызывали раздражение Берия. Итак, П. Капица встал в число "политических диссидентов".
Вообще лично мне не очень приятно читать статьи и книги о Л.П. Берии, как о «кровавом палаче» или «ненасытном сексуальном бабнике».

6. НАСТОЯЩИМ АТОМНЫМ ИДЕОЛОГОМ ОКАЗАЛСЯ ИГОРЬ КУРЧАТОВ, А НЕ ПЕТР КАПИЦА

П. Капица сыграл большую роль в развитии оборонной физики, но атомный проект в целом прошел мимо его.
Хорошее знание Л.П. Берия зарубежных атомных секретов и понимание новых управленческих задач СССР в атомной физике позволили сделать верные персональные оценки по российским физикам. В этом внутреннем разведывательном процессе именно Берия увидел сильный научный и организационный талант И.В. Курчатова. Назначения на важные государственные или партийные посты всегда были монополией Сталина. Оформление их как решения Политбюро, ГКО или Президиума Верховного Совета СССР было лишь формальностью. Программа по атомной бомбе также требовала лидера. Сталин понимал, что это должен быть авторитетный и крупный ученый. До начала войны он один раз встречался с академиками В. Вернадским и А. Иоффе. Заочно, по переписке, он знал академиков Н. Семенова и П. Капицу. Консультации о возможном лидере проводились в аппарате Кафтанова и у Берии. Позиция НКВД в этом выборе была важна потому, что выбранному "лидеру" нужно было знакомиться в разведуправлении НКВД с большим количеством документов, многие из которых даже в НКВД никто не мог прочитать. Они состояли из формул, схем, расчетов и объяснений на английском языке. К этому времени в НКВД накопилось уже около двух тысяч страниц сугубо научных материалов. Любой физик, которому доверили бы руководство атомной проблемой, первые месяцы должен был ежедневно работать в НКВД, а не в лаборатории. Именно ему предстояло давать так называемую "ориентировку" агентуре, то есть составлять списки конкретных вопросов для "источников" в США и в Англии. Только поступление из СССР специфических вопросов, привязанных к уже полученным документам, могло показать Фуксу, Понтекорво и другим ученым, помогавшим СССР, что с их ранее отправленными материалами работают действительно знающие ученые. 11 февраля 1943 г. Сталин подписал, наконец, решение ГКО о программе работ для создания атомной бомбы. Общее руководство проблемой было возложено на заместителя председателя ГКО В.М. Молотова. Молотов вспоминает, что он представлял Курчатова Сталину.
Экспертное заключение Курчатова по тем документам разведки, которые он читал в Кремле в кабинете Молотова, датировано 7 марта 1943 г. Это был подробный анализ. И.В. Курчатов начал с заявления о том, что полученные разведкой материалы "имеют громадное, неоценимое значение для нашего государства и науки". В заключение он написал, что "...вся совокупность сведений материала указывает на техническую возможность решения всей проблемы урана в значительно более короткий срок, чем это думают наши ученые, не знакомые с ходом работ по этой проблеме за границей".
Через три дня, 10 марта 1943 г., Сталин подписал решение ГКО СССР о назначении Игоря Курчатова на вновь созданный пост научного руководителя работ по использованию атомной энергии в СССР.
ГКО и Сталин наделили Курчатова чрезвычайными полномочиями по мобилизации необходимых для решения проблемы человеческих и материальных ресурсов. В течение всего марта 1943 г. Курчатов изучал в НКВД многочисленные документы разведки. В кабинете Молотова в начале марта Курчатов знакомился в основном с материалами, полученными из Англии. Теперь ему дали документы, полученные из США. Они содержали колоссальный объем данных. Курчатову нужно было дать заключение на 237 научных работ, связанных в основном с конструкцией уран-графитового котла (реактора) и возможности использования не только урана, но и плутония для создания атомной бомбы. На этот раз Курчатов не просто давал экспертный анализ, но уже как утвержденный руководитель проблемы составлял подробный список тех сведений, "которые было бы желательно получить из-за границы", и просил в связи с этим "... дать указания Разведывательным Органам".
12 апреля 1943 г. решением Академии наук СССР Курчатов был назначен директором вновь созданного секретного научного института атомной энергии, которому для конспирации было дано условное название Лаборатория № 2. Номер два не был произвольным, так как вскоре для разработки теоретических проблем атомной физики была создана секретная Лаборатория № 3. В ГКО решено, что "Объект № 1" по этой проблеме расположен в Кремле или на Лубянке.
Документы, с которыми ознакомился Курчатов в Кремле и в НКВД, действительно содержали много неожиданного для советской атомной физики. Новостью была возможность постройки уранового реактора с графитом в качестве замедлителя нейтронов. До этого физики считали, что реактор может работать лишь в том случае, если замедлителем нейтронов будет "тяжелая" вода (соединение кислорода с дейтерием).
Как следует из книги П. Судоплатова, к началу 1943 г. руководство СССР имело в своем распоряжении достаточное количество зарубежных документов по развитию атомной энергии в военных целях и организации новой промышленной базы, включая технологии обработки урана, получения оружейного плутония и др. При этом уже было добыто в Англии и США 286 секретных научных документов и закрытых публикаций, с которыми был ознакомлен И. Курчатов и ряд других ученых. Летом 1943 года Курчатов из разведывательных материалов узнает о пуске в США уран-графитового котла. Это было крупнейшее явление в мировой науке и технике. 1-е Управление НКГБ СССР предоставило Курчатову «Обзорную работу по проблеме урана». Так, благодаря способности Берии организовать разведработу, Курчатов получает сведения из самого сердца «Манхэттенского проекта». Анализ таких материалов позволил Курчатову назвать 7 наиболее важных научных центров и 26 специалистов в США, получение информации от которых имело бы особое значение. С точки зрения деятельности разведки, это означало возможность оперативной разработки американских ученых в качестве источников новой информации (там же, с. 301).
Специалисты из разведки зафиксировали усиление секретности работ по атомной теме в США. В этой связи НКВД сделало ставку на использование секретных групп нелегалов в качестве курьеров и для тайных связей с американскими атомщиками и на «еврейский фактор» (типа проекта создания в Крыму новой «Еврейской республики»).
В феврале 1944 г. состоялось первое совещание руководителей военной разведки и НКВД по атомной проблеме в кабинете Берия на Лубянке, на котором от военных присутствовали Ильичев и Мильштейн, а от НКВД - Фитин и Овакимян. 20 мая 1944 г. Курчатов направил свою «Записку», на которой Берия начертал «Важное. Доложить И.В. Сталину. Переговорить с т. Первухиным. Собрать всё, что имеет отношение к урану». Курчатов убеждает Первухина довести до Сталина необходимость создания «Совета по урану» из четырех человек: Л.П. Берия, В.М. Молотова, М.Г. Первухина и И.В. Курчатова. Председателем Совета предлагает назначить Берия. Сталин пока новые решения не принимает, но Берия начинает углубленно знакомиться со всеми материалами, которые имеют отношение к урану. В проекте ГКО из предложенной четверки исключен Молотов.
Очевидно, что П. Капица, атомный физик-теоретик, был исключен из тех, кто был допущен в документам советской атомной разведки, и был менее компетентен, чем И. Курчатов.
Л.П. Берия усилил контакты органов госбезопасности с учеными. Более того, ученым-атомщикам создавались особо благоприятные жизненные условия, в том числе за пределами Москвы и в специальных закрытых городках (ныне - ЗАТО). Одновременно НКВД предприняло меры по усилению контрразведывательной работы, защите информации, использованию спецтехники для прослушивания разговоров ученых на работе и дома.
25 января 1946 г. состоялась встреча Сталина с научным руководителем работ по созданию советской атомной бомбы Курчатовым. В совещании также участвовали председатель Специального комитета по использованию атомной энергии Берия, нарком иностранных дел Молотов, председатель Госплана СССР Вознесенский и другие руководители. Был и президент Академии наук СССР Вавилов. Разговор продолжался около часа. Впоследствии Курчатов записал в дневнике, что Сталин говорил о том, что на науке экономить нельзя.

7. ВАЖНАЯ ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ И СИЛОВАЯ НАУЧНАЯ ПОБЕДА Л.П. БЕРИЯ В 1952-1953 ГОДАХ

Практическая реализации наукоемкого атомного проекта в СССР вела к животворному очищению от марксистко-ленинских догматов в философии и естествознании. В этом процессе именно руководитель НКВД Л.П. Берия стал крупной политической фигурой, который мог бы реформировать и оживить всю «социалистическую жизнь», опереди и то, что ныне делается в Китае.
В фундаментальной и прикладной науке СССР с середины 30 до середины 50 годов постоянно шел бой против буржуазной лженауки, особенно в космологии, релятивистской физике, кибернетике и генетике. Первым секретным физикам- атомщикам СССР просто повезло, что ими стал руководить не осторожный партиец Г.М. Маленков, а прагматичный Л.П. Берия, презиравший марксистко-ленинские догмы. Уже после успешного испытания первой советской атомной бомбы к 1952 г. обострилась война сталинских догматиков с теорией относительности, как «махизма». Летом 1952 г. в газете «Красный флот» была опубликована воинствующая статья чл.-кор. АН СССР А.А. Максимова «Против реакционного эйнштейнианства в физике», крайне возмутившая ядерных физиков из окружения Л.П. Берия.
В ответ засекреченные атомные физики написали протестное письмо Л.П. Берия, где были такие слова «…Основной атаке со стороны этой группы философов подвергается теория относительности и квантовая теория, лежащие в основе современной физики и представляющие собой теоретическую базу электронной и атомной физики…». Авторы письма просили содействовать публикации статьи В. Фока «Против невежественной критики современных физических теорий».
При участии Л.П. Берия эта статья получила положительную оценку в ЦК КПСС и была опубликована в первом номере журнала «Вопросы философии» в 1953 г. Само это событие, как одно из узловых в истории противостояния мировой науки и сталинской идеологии, прочно вошло в анналы истории советской науки. Подробнее см.: http://istmat.info/node/32489.
К сожалению, в России схожая военно-промышленная история опять повторяется по глупости некоторых «праовохранительных кругов». Дело касается попыток ЗАПРЕЩЕНИЯ РАСОЛОГИИ как естественной науки о жизни и генетики, нужной ныне для создания в России возможного биологического расового оружия.
Бурное развитие современной биологии и генной инженерии начинает напоминать начало «атомной эпохи». Диагностика новых «необычных» биологических угроз миру и России в том числе военных, традиционно осложнена высокой секретностью ведущихся исследований и разработок (включая экспериментальную апробацию).  На стадиях НИОКР (как в военной сфере, так и в области гражданской биотехнологий) такие работы не подпадают под имеющиеся запретительные международные решения и документы, особенно Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (1972 г.) и др. Новые военно-биологические угрозы России ныне зависят от того, как быстро наш потенциальный противник в основном расшифрует ГЕНЫ РУССКОЙ НАЦИИ, которая определяет политическую суть истории, настоящего и будущего нашей страны. Такие работы уже ведутся  в военных и атомных научных центрах США.  Впереди новые «нетрадиционные» виды региональных и мировых войн с использованием оружия массового уничтожения (ОМУ) и разнообразных диверсий (биологических, кибернетических, психотронных и др.).
Россию и лично Президента В.В. Путина встревожило сообщение, что в июле 2017 г. Учебное авиационное командование американских ВВС опубликовало контракт на покупку образцов РНК — живых тканей россиян европеоидной расы. Соответствующий тендер размещён на сайте государственных закупок США. Потенциальный поставщик при передаче образцов в распоряжение Учебного авиационного командования должен также предоставить информацию о состоянии здоровья доноров. Военному ведомству нужны образцы молекул РНК, которые участвуют в реализации генетической информации человека, и синовиальная жидкость, обеспечивающая подвижность суставов. См.: https://russian.rt.com/world/article/413080-voennye-ssha-obrazcy-rnk-rossiyan.
После неожиданного публичного «военно-биологического» заявления В.В. Путина 30 октября 2017 г. стало известно о том, что в Госдуму уже в декабре будет внесен законопроект, позволяющий обеспечить биологическую безопасность граждан РФ. "Мы должны создать современное законодательство, это закон о биологической безопасности, закон о коллекциях микроорганизмов, который сейчас разрабатывается правительством и должен быть в декабре внесен в Госдуму", - заявил бывший главный санитарный врач России, первый зампред комитета Госдумы по образованию и науке Геннадий Онищенко в эфире телеканала "Россия-1". "То, что сегодня происходит сбор жидкостей, органов и тканей наших сограждан, это не что иное, как свидетельство того, что США не прекратили свою наступательную военную программу", - добавил он..." Подробнее: http://www.newsru.com/russia/31oct2017/biozakon.html
В России такая «расология» стала приравниваться в «расизму», что показал случай судебного наказания российского политолога и культуролога В.Б. Авдеева.
Так, в 2011 г. Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга по представлению прокурора Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга признал экстремистскими материалы книги Владимира Авдеева «Расология. Наука о наследственных качествах людей». В книге автор называет себя создателем новой ветви научного знания – расологии, относя ее к биологическим дисциплинам. При этом Авдеев опирается на положения «расовой теории», наиболее ярким последователем которой в 1 половине 20 века являлся Ганс Гюнтер, заслуживший признание третьего рейха. По мнению этого учреждения, цель расологии Авдеев видит в том, чтобы «распознать и нейтрализовать чужеродные влияния» на свою расу, отстаивает идею о вреде расового смешения. При этом в книге восхваляется «белая раса», в то время как иные расы подвергаются уничижительной критике. Автором предпринята попытка доказать их неполноценность, врожденную порочность и даже животность. Суд установил, что содержание исследуемой книги направлено на возбуждение расовой ненависти в отношении отдельных этнических и социальных групп. Учитывая, что подобные высказывания, допускаемые автором книги могут привести к экстремистским проявлениям, прокурор Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга обратился в районный суд с представлением о признании соответствующих материалов издания экстремистскими. Представление прокурора удовлетворено, материалы книги Авдеева «Расология. Наука о наследственных качествах людей», изданной ОАО «ИПП «Правда Севера» по заказу издательства ООО «Белые альвы», признаны экстремистскими и внесены в список экстремистской литературы. См.: http://news.nswap.info/?p=64883.
Возможно, тезис В.Б. Авдеева об преимуществе «белой» расы» над «желтой» и «черной» расой, является не точным и спорным, что свидетельствует расцвет науки, промышленности и экономики таких стран как Япония, Республика Корея и Китай. С другой стороны, всемирная история в 17-20 веках н.э. действительно показала некоторые цивилизационные преимущества европейского мира. Будущее «Белого мира» еще оптимистично, но требует от нас новых научных, промышленных и, конечно, военных прорывов
Пожалуй, следует признать, что истоки войны в нашем обществе имеют свою мощную биологическую и этническую основу. Как отмечается выдающимся американским антропологом  Карлтоном С. Куном (1904-1981) в монографии «История человека» (1954), энергетические возможности людей разных рас и народов проецируются на всю структуру их социального поведения в виде предсказуемой нормы. Нормы этики не в силах повлиять на биологическую жизнь и запрограммированную исторически агрессию человека. Сам принцип борьбы вида с окружающей средой и внутри себя предопределен энергетической неравноценностью организмов (и людей). Таким образом, война в человеческой цивилизации – это важная составляющая мировой эволюции.
Итак, некие российские политические догматики спутали «расизм»  и «расологию», повторив послевоенные пропагандистские кампании борьбы с «релятивизмом в ядерной физике, «лжегенетикой» и «буржуазной кибернетикой».
Ныне реабилитировать В.Б. Авдеева должны бы прежде всего информированные круги из СВР и ФСБ России, которые серьезно относятся к возможности создания и применения против белорасовой России смертоносного геноцидного расового оружия.

8. ПРЕОДОЛЕТЬ КРИЗИС В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ НАУКЕ ОТ ДОГМАТИКОВ «РЕФОРМАТОРОВ-ЛИБЕРАЛОВ»

Современные либеральные борцы с "расизмом" в России весьма невежественности в части новых тенденций в области создания генетического биологического оружия. Полагаю, часть из них сильно зомбирована идеологами ЦРУ США и родственных антироссийских спецслужб.  
В сущности, кремлевская власть стоит перед необходимостью создание нового мобилизационного органа для управления экономикой и финансами по названием "ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ". Это что-то схожее с действующей президентской "ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННОЙ КОМИССИЕЙ".
Ныне стране требуется "СИЛЬНАЯ УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ С ОСОБЫМИ МЕТОДАМИ УПРАВЛЕНИЯ СТРАНОЙ".
В январе 2017 г. вышел ежегодный краткий статистический сборник ИПРАН РАН «Наука, технологии и инновации России» (Москва, 2016, 112 с.). Важны данные не столько по РАН/ФАНО, а по национальной российской сфере НИОКР. На уровне Президента и Правительства РФ наука России слишком часто подается публике «зеленеющим растущим плодоносящим древом». Вроде бы велики и инновационные достижения ВПК России.
Статистика мировой науки и инноваций говорит о другом: инновационное отставание России в мире нарастает.
Для понимания кризисной ситуации в сфере НИОКР России важен стратегический показатель «Внутренние затраты на исследования и разработки» по отношению к ВВП страны. Одни страны мира являются очень большими, а другие – средними или малыми. Но их инновационность прямо зависит от уровня финансовых затрат по отношению к ВВП (%). Мировым лидером по тому показателю в прошлые годы часто была Республика Корея (Южная Корея). К сожалению, по этому показателю Россия после 2000 г. отстает от Японии, США, Германии и ряда развитых европейских стран в 2-3 раза. В России этот показатель у 2016 г. составляет лишь 1,13, тогда как в Японии - 3,59, США – 2,74, Китае – 2,05. При этом именно в России затраты на НИОКР крупных и средних компании крайне малы (0,2-0,3 %). Налоговых стимулов для инвестирования в корпоративные НИОКР в России всё еще не созданы. У истоков такой явно «вредительской» политики Минфина России после 2000 г. был старый соратник В.В. Путина финансист-реформатор А.Л. Кудрин. В итоге этих 17 лет что имеем? Объективно Россия среди цивилизационного мира Запада и Востока имеет облик подконтрольной Западу колониальной страны с крайне деформированной экономикой и сферой НИОКР.

9. НАША БЛАГОДАРНОСТЬ Л.П. БЕРИИ ЗА СОЗДАННУЮ АТОМНУЮ МОЩЬ СССР И РОССИИ

Атомщики ГК «Росатом», изредка отмечая свои юбилеи, должны бы первыми воздать должное Л.П. Берия, установив, например, памятный бюст у знаменитого административного здания Минсредмаша в Москве на Большой Ордынке, 24. К сожалению, в Кремле и Белом Доме ныне Л.П. Берия сильно не любят. Видится и сильное негативное влияние поборников «прозападного либерализма», «прав человека» по отношению к правам всего общества и государства, «третьей гомосексуальной любви», дальнейшего вывоза крупного капитала в США и страны Европы и др.
Однако ныне власти и население все-таки прозревают и формируют новую государственную идеологию для уверенного экономического развития с годовым ростом нашего ВВП не менее 5-7% в год. И это вполне возможно, если где-то в структурах управления сделать определенные кадровые чистки.
Назревшая новая реабилитация крупного политического деятеля СССР Л.П. Берия в ближайшие 2-3 года могла бы произвести нужное сильное впечатление на прогрессивную мировую общественность. При этом свои уточненные политические выводы сделали бы и некоторые агрессивные лидеры США, угрожающие нашей стране атомной войной.
Можно бы предложить такую надпись на этом памятнике Л.П. Берия перед главным входом в здание Минсредмаша СССР и ныне ГК «Росатом»:[B] «Атомщики России помнят историю создания первой атомной бомбы СССР и становления мощной атомной промышленности страны и ныне полны благодарности Лаврентию Павловичу Берия за его управленческий подвиг!"


РЕЗЮМЕ по тексту.

Наша земная Цивилизация ужу подошла к краю пропасти, где должна погибнуть от нарастающего разрушения биосферы Земли.

Ныне очень редкие эксперты из военных ведомств осознают новые проблемы экологии и сохранения человеческой цивилизации. Впереди новые военные сценарии, средства и методы ведения региональных и мировых войн.

Власти России уступают в своей мудрости и дальновидности И.Сталину и Л. Берия. Те более чутко относились в великим ученым и магам.

Очевидно, П. Капица был "звездой" в области физической науки и имел для И.Сталина явную "оборонную ценность".

Драмой Петра Капицы стало его "малопродуктивное" участие в секретном проекте СССР по созданию первой атомной бомбы и целом атомной промышленности, в котором шло широкое секретное использование новейшего атомного опыта Англии, Швеции, Канады и особенно США.

История с созданием очередного секретного СВЕРХОРУЖИЯ вновь повторяется в наши дни.

На очереди создание "высокоточного" расового и этнического биологического оружия с целью приступить к значительному сокращению избыточного населения Земли. Для такой сложной актуальной военной и специальной задачи атомное оружие не годится по экологическим причинам.

Размышляя о реформах в России, снова приходишь к военно-политическому выводу об острой нехватке в структуре нашей власти таких дальновидных и смелых деятелей как Л.П. Берия.

Второй вывод заключается в необходимости пересмотра роли НИОКР для дальнейшего развития экономики, промышленности и военного дела в  России.